Поучительная история о том, как наркоман не стал чемпионом бокса

Поучительная история о том, как наркоман не стал чемпионом бокса

Трудно найти менее подходящее для нервного срыва место, чем боксёрский ринг. Публика пришла побесноваться, глядя на лютого зверя в человеческом облике, за бой уже заплачено, бить обладателя тонкой душевной организации будут всё равно.

Когда в 1997-м году Оливер Макколл расклеился в бою за звание чемпиона мира в тяжелом весе – ситуация была и неловкая, и опасная.

Перед боем Макколл шёл к рингу, как сомнамбула, безумными глазами глядя поверх голов. Когда он услышал звучающую в зале громкую музыку, он запрыгал, затанцевал, и припустил к рингу вприпрыжку.

Начал бой он бодро, но в середине третьего раунда вдруг начал изумлённо озираться по сторонам, опустил перчатки и перестал драться. Вместо этого он бродил по рингу, пытливо разглядывал толпу болельщиков и полностью игнорировал 115-килограммового Леннокса Льюиса. Который тем временем бил его по голове. У Льюиса были свои счёты с Макколлом, потому что именно Макколл тремя годами ранее нанёс ему первое поражение на профессиональном ринге.

Никто не мог понять, что Макколл делает. Что за странную тактику он применяет. Комментаторы предположили, что это редкостно коварный, тщательно спланированный и требующий большого хладнокровия приём. Что сейчас Макколл спровоцирует Льюиса на ошибку, внезапно набросится на потерявшего бдительность противника и превратит его в отбивную котлету. Такие предположения, одно другого замысловатее, появлялись и у публики вплоть до конца 4-го раунда. Но во время брейка Макколл  ушёл в свой угол и начал горько плакать. Причём знатный чикагский супертяж не просто пустил скупую мужскую слезу, а обстоятельно, горько, от души рыдал.

Самый сок начинается ровно на седьмой минуте этого видео и продолжается сорок секунд.

Позже Маккол говорил, что его поведение было именно уловкой, что он собирался ввести Льюиса в заблуждение, а потом нокаутировать его. Но эта версия критики не выдерживает. Так убедительно плакать сможет даже не всякий профессиональный актёр.

Что это было, никто не знает. Может, это действие стероидов, а может, кокаина. А может, то и другое наложилось на что-нибудь третье.

Между 4-м и 5-м раундом рефери с отеческой заботой склонился над Макколлом и спросил его, хочет ли он  продолжать драться. И было не совсем понятно, о чём идёт речь – об этом бое или о боксе вообще. Струившиеся по лицу Макколла слёзы выражали глубокую и тихую грусть.

Рефлексы профессионального бойца всё-таки заставили Маккола заявить, что он будет сражаться. Но больше никаких рефлексов у него уже не осталось. Отказал даже такой базовый человеческий инстинкт, как инстинкт самосохранения.

Никому не было интересно смотреть на человека в глубокой депрессии, который как будто намеревается совершить суицид при помощи здоровяка Льюиса, и бой закончился на 50-й секунде 5-го раунда.

Это был, несомненно, один из самых ярких нервных срывов среди миллиона семисот девяноста трёх тысяч пятисот двадцати восьми подобных ему нервных срывов, произошедших в том году в Лас-Вегасе. А может, и за всю историю Лас-Вегаса вообще.

Ещё интересное:

Author: admin

Share This Post On

Оставить комментарий

:-) 
:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
 
Вернуться в верх страницыВернуться в верх страницы